Rambler's Top100 Политика
 


Группа поддержки
Михаила Ходорковского и других обвиняемых по делу ЮКОСа

 

"Совести здесь нет"

 (по событиям  31 января и 1 февраля 2005 года)

Москва наших дней, на мой взгляд, - город ярких контрастов: обезличенный равнодушный поток людей в метро, бесцеремонно сбивающий с ног, и небольшая группа людей (активистов группы "СОВЕСТЬ"), мерзнущих на морозе у здания Мещанского суда под прицельными взглядами сотрудников милиции. "Родная" милиция огорошивает с порога - на мой вопрос о группе поддержки МБХ один из милиционеров отшутился: «Идите отсюда, совести здесь нет». Как говорится - без комментариев.

Ощущение того, что в деле Ходорковского-Лебедева-Крайнова не все «кристально чисто», было и ранее, но те откровенные бесцеремонность и бездушность, что проявляются в отношении этих людей, просто шокируют.

Многое в нашей стране происходит тихо, серо и буднично.

Вроде бы все предельно просто и открыто, но когда напрямую лично сталкиваешься с подобной «простотой», возникает ощущение плохо разыгранной пьесы, где главные действующие персонажи просто роли не доучили.

Здание Мещанского суда - обычная, ничем не примечательная постройка. Металлоискатель на входе, какие-то ровные, без тени сомнения лица судебных приставов. Никто из них «ничего не знает и знать не хочет». Что ж, как говорится - с немого спрос невелик. В холле людей немного: от силы человек 15. Атмосфера давящая: все молчат и напряженно поглядывают на часы.

Вхожу, останавливаюсь у плаката с заголовком «Запрещается…». Мимо твердой, пружинящей походкой проходит невысокий человек в ярко-синей форме. Выражение лица безмятежное и самодовольное. Оглядев собравшихся быстрым и каким-то хозяйским взглядом, уверенно заходит в зал.

Заседание, похоже, задерживается.

Проходит 10, 15, 30 минут. Группа адвокатов тихо обмениваются краткими замечаниями, редкие журналисты - репликами, вопросами. Все периодически посматривают на часы.

Тут раздаются громкие крики конвоя: «Посторонитесь, в сторону!». Это ведут подсудимых. Сначала пара сиамских близнецов Платон Лебедев-охранник, затем появляется Михаил Ходорковский со вторым конвоиром. Охрана торопится, поэтому подсудимые вынуждены перемещаться, чуть ли не бегом. Михаил Ходорковский успевает бросить усталый и немного растерянный взгляд на всех собравшихся. Взгляд весьма красноречивый: «Боже, когда все это закончится!».

У входа в зал происходит небольшая сутолока - после того, как подсудимых ввели, начинают запускать и остальных. Сначала проходят адвокаты, потом журналисты и родственники.

Сам зал заседаний небольшой. Прямо у левой стены - длинная узкая клетка с толстыми прутьями, там на лавке сидят подсудимые. Вокруг - кольцо охраны. Далее - большой стол в форме буквы "П". Во главе восседают судьи, по левую руку - обвинение, по правую - защита. Оставшееся пространство у стены занимают несколько лавок - для родственников и журналистов. Прохожу в последний ряд, занимаю место. Рядом садится худенькая молодая женщина - Инна Ходорковская. Смотрю в сторону клетки - подсудимые немного взвинчены, то встают, то садятся на узкую скамью. Михаил Ходорковский стоя внимательно оглядывает зал и широко улыбается последнему ряду. У Платона Лебедева очень истощенный вид и долгий, отстраненный взгляд в пол.

Фигура прокурора самая заметная в зале. Глаза горят как два угля: сначала колкий взгляд на 2-х худых людей в железной клетке, потом - холодный на адвокатов, и ленивый на судей.

Да и вообще, взгляды многих из сотрудников мещанского суда невольно напоминают прищур лисы перед сытным обедом...

В целом атмосфера в зале крайне странная: вроде бы все присутствующие на слушании люди взрослые, некоторые уже убеленные сединами, а впечатление создается как от порки в детском саду. Только «выпороть» хотят не детей неразумных, а взрослых уважаемых людей. Причем «выпороть» максимально унизительно.

Входят две судьи, просят всех встать. После того, как все подняты на ноги, объявляют, что заседание переносится вследствие болезни 3-ей судьи.

На лицах осужденных проступает тихое возмущение. Выхожу из зала. Мимо медленно проходят по-спартански спокойные адвокаты и немного раздосадованные журналисты. Как обычно, все буднично, серо, просто.

Позже всех выводят подсудимых: опять быстро, бегом - сначала Платона Лебедева, потом Михаила Ходорковского. Две секунды Ходорковский бросает прощальный взгляд на редкую публику, тихо улыбается улыбкой гордого человека, который, словно Гулливер в стране лилипутов, опутан веревками и забросан мелкими пушечными ядрами.

Мужественный человек со спокойными глазами...

Гнетущее впечатление производит данный процесс - впечатление плохо разыгранного представления.

Станиславский бы сказал: «Ненатурально играете, фальшивите товарищи!».

 

 Независимый наблюдатель из Самары, февраль 2005 г.

 

 

 

 

 

 

 

За меня не будете в ответе,
Можете пока спокойно спать.
Сила - право, только ваши дети
За меня вас будут проклинать.
А.А.Ахматова


© Sovest.org     2004      All rights reserve
d


Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru TopCTO Политика