За нашу и вашу свободу!

1.  СЛОВО, ПРЕОДОЛЕВШЕЕ ТЮРЕМНЫЕ РЕШЕТКИ
После публикации статьи “О кризисе либерализма в России” тюремные власти произвели углубленный обыск в камере у Михаила ХОДОРКОВСКОГО, отобрали все письменные принадлежности и категорически запретили ему пытаться что-либо писать впредь. Михаил Борисович знал, на что идет и чем рискует, знал, что ответом ему станет ужесточение тюремного режима и психологический прессинг. Но идеи, мысли, содержащиеся в этом послании, были настолько важны для России, для ее будущего, что Ходорковский в очередной раз пожертвовал собственным благом. И добился успеха: публикация, пробившись сквозь тюремные застенки, породила в обществе широчайшую дискуссию о судьбе либеральных идей, о путях дальнейшего развития нашего государства, об историческом выборе – к вящему неудовольствию власть предержащих.

Не обошли эту тему и на традиционном ежегодном Форуме Клуба региональной журналистики “Из первых уст”, состоявшемся в г. Москве 12-13 апреля 2004 г. Зная о том, что в эти дни в столице проходит съезд прогрессивных журналистов со всей России, Михаил Ходорковский еще раз сумел пробить словом стены тюремной камеры, обратившись с кратким посланием к “мастерам пера”. Вот некоторые выдержки из его обращения:

“Скорее, тюрьма дала мне моральное право откровенно и публично сказать то, что раньше я обсуждал с моими коллегами… Я считал необходимым сказать то, что сказал, и именно сейчас, пока есть время до 2007 г. Сегодня слова “либерализм”, “демократия” являются почти ругательными не потому, что люди в России не хотят свободы. Просто в сознании большинства населения эти слова прочно связаны с шоком 1991-1993г.г. и крахом 1998г. И у нас, сторонников либерально-демократического вектора развития страны, есть только две возможности.

Первая – сказать: “Мы (я говорю про себя и “старых либералов”) все делали правильно”, и уйти с политической арены с гордо поднятой головой, унеся с собой идеалы свободы и демократии от непонимающего народа лет на 20… Или честно сказать: “Мы допустили много ошибок по глупости, из-за амбиций, из-за непонимания того, что происходит в стране в сложной совокупности ее социальных и региональных особенностей – это наши ошибки, а не неизбежный результат либерально-демократических реформ. Простите нас, если можете, позвольте искупить, мы знаем как. А если не можете – то уйти должны мы – люди, а не идеалы свободы и демократии. И тогда у новых либералов есть почти 4 года, чтобы многое начать заново”.

И еще одна вещь неприятная, но правдивая – в стране есть единственный признаваемый народом институт власти – это президент. Сегодня это так, во многом в результате наших ошибок, и мы должны уметь договариваться. Это не означает отказ от критики или, тем более, от создания структур гражданского общества. Это означает понимание своей ответственности за сохранение стабильности в стране, столь тяжело достигнутой и отнюдь не гарантированной исторически и политически…

Ошибка, на мой взгляд, противопоставлять задачу развития структур гражданского общества, демократических институтов и задачу достижения и сохранения стабильности и консенсуса. Это два параллельных, взаимоподдерживающих, хотя и конфликтующих процесса. Важен баланс”.

Комментируя статью Ходорковского, одна из журналисток-участниц Форума КРЖ сказала так: “Либералы посчитали его письмо капитуляцией. А власть поняла ее как вызов на дуэль”. И в этом власть не ошиблась: политический узник, находясь в тюремных застенках, действительно продолжает бороться за идеи либерализма. За будущее России.

2.  ГРЯДЕТ ВОЙНА ХОЛОДНАЯ…
Громким заявлениям властей о том, что наша страна якобы встала на путь демократии, никто в мире больше не верит.

Достаточно вспомнить технологию госдумских и президентских выборов. Только что Центризбирком РФ под тяжестью неопровержимых улик, предоставленных кандидатом, вынужден был официально признать, что “обнаружены фальсификации в территориальных избирательных комиссиях Раменки и Тропарево-Никулино”. Так то – в Москве, на виду у всех. А сколько таких фальсификаций остались незамеченными на других избирательных участках, где-нибудь в глубинке, на “национальных окраинах”?

То же касается и пресловутого “дела ЮКОСа”. В том, что “процесс Михаила Ходорковского” носит политический характер, не сомневаются даже самые “махровые” коммунисты.

Итоги не заставили себя долго ждать. Замдиректора “Института США и Канады” Виктор Кременюк, комментируя российско-американские отношения в интервью “Политическому журналу”, высказался так: “О чем идет речь? Об ужесточении конфронтации этих стран, если угодно, о чем-то вроде возврата к новой редакции “холодной войны”. Все ожидания американцев и их наиболее близких союзников в отношении того, что Россия все-таки движется по пути демократии, рынка, не оправдались. Демократы в США уже сформулировали это для себя следующим образом: Россия – не союзник Америки и не может им быть, она не является демократической страной”.

“Ну и черт с ними, с америкашками! Мы и сами с усами!”, - воскликнет иной читатель, далекий от политики и макроэкономики. И будет совершенно… не прав!

Не надо быть стратегом с большими звездами на погонах, чтобы понять: резкий “бросок” сил НАТО на Восток, вхождение прибалтийских стран в североатлантический альянс – не что иное, как результат признания нас “недемократической страной”. Нас снова стали бояться в цивилизованном мире. А кого боятся – тому, разумеется, и бомбардировщики поближе к границам, и ракетные установки “под самый нос”. На всякий случай. В итоге мы скатываемся к тому, от чего ушли лет пятнадцать назад – к “холодной войне”, гонке вооружений, которую наша нынешняя экономика едва ли сможет вынести. Ведь не секрет, что Советский Союз рухнул из-за того, что львиную долю бюджета тратил на оборону.

Весьма серьезные экономические последствия нашего “разворота к тоталитаризму” ожидают нас даже в том случае, если мы (понадеявшись на уже имеющиеся ракеты и подлодки), в гонку вооружений не ввяжемся. Об этом – в следующей главе.

3. ЖЕЛЕЗНЫЙ ЗАНАВЕС НЕ ВОССТАНОВИТЬ – ЖЕЛЕЗА НЕ ХВАТИТ
Выступая на Форуме КРЖ, научный руководитель Высшей школы экономики Евгений ЯСИН привел следующие цифры. Сегодня наша экономика, в основном, существует за счет продажи за границу природных богатств. За 2003г. во всем объеме российского экспорта 50% составляли нефть и газ, 18% - металлы. Лишь 9% экспорта пришлось на продукцию машиностроения и металлообработки, остальное – на продукцию лесной, химической и сельскохозяйственной (зерновой) отраслей.

По оценкам конкурентоспособности наших товаров на мировом рынке, “на плаву” пока что находятся те же газ и нефть, необработанная древесина, никель, оборудование для электростанций (в основном, атомных), удобрения и целлюлоза. Все остальное мы можем продавать только себе в убыток.

С другой стороны, для прокорма россиян мы ввозим из-за границы (данные 2002г.) 34,7% всей потребляемой нами говядины, 57,3% мяса птицы (то есть ввозим больше, чем производит весь российский птицепром!), 51,1% животного масла, 33,8% растительного масла и т.д. Аналогичная ситуация по промышленным товарам: в 2002г. мы ввозили 85% всех потребляемых россиянами швейных изделий, 58,9% кожаной обуви, 60,1% чулочно-носочных изделий, 61,6% телевизоров, 64,8% стиральных машин, 67,2% лекарств… Кто не поверит этим цифрам – посмотрите, какой марки Ваш телевизор, Ваша стиральная машина и во что, собственно, одеты Вы сами.

Так что отгородиться от мира “железным занавесом” сегодня просто нереально. Хотя, если уж очень захотеть – можно “порубить” внешние связи, и, “горсточку риса зажав в кулаке”, гордо взирать на торчащую у горизонта ядерную боеголовку устаревшей модели. Как в том анекдоте – высадились американцы на Марсе, а марсиане сообщают: “Прилетали уже до вас какие-то голодные, немытые, в рваных носках, сигареты у нас “стреляли”. Просили солярки для космического корабля. Говорят, из Советского Союза”.

К тому же, пока мы сносно существуем за счет высоких мировых цен на нефть. А упади эта цена хотя бы вдвое – и неминуем шок 1998г, очередной дефолт. А ведь это рано или поздно произойдет: по политическим мотивам (когда США усмирит Ирак), либо в силу технического прогресса (когда начнется массовое внедрение новых двигателей на топливных элементах). Что мы тогда, извините, кушать будем, когда за нашу нефть будут платить меньше, чем мы тратим на ее добычу и транспортировку?

Так что сейчас нам нужно заботиться о конкурентоспособности наших товаров на рынке, а не о том, чтобы изолировать страну и показывать Западу фигу. Ибо Западу от этого ни холодно, ни жарко, а вот сами-то мы с этой фигой и останемся. Увы, до сих пор наша стабильность зависит от внешних, а не от внутренних факторов. Только либерализация экономики способна повысить конкурентность наших товаров.

4. А БЫЛ ЛИ МАЛЬЧИК?
“Чаво-чаво? Да энти либералы уже нахапали себе эвон сколь! Слышать про них не могу”, - воскликнет иной обыватель. Интересно, “сколь” же это на самом деле?

“99% тех, кто обогатился за эти годы, никакого отношения к либералам не имели”, - заявил на Форуме КРЖ Гарри КАСПАРОВ, чемпион мира по шахматам. Он вошел в состав “Комитета-2008”.

“Прогибающиеся” перед властями СМИ уже поторопились приклеить этому Комитету ярлык “антипутинский”. На самом же деле члены Комитета-2008, наиболее прогрессивные и умные люди России, видят свою цель более масштабно: построить в нашей стране настоящую демократию, такую, которая не зависит от того, что Явлинский скажет Чубайсу и как Путин относится к ним обоим. В рамках этой задачи Комитет собирается законными путями “шевелить” власть, указывая на несоответствие ее действий ее же демократическим обещаниям. Кстати, “новые либералы” шутят, что шахматист Каспаров станет их ответом борцу Карелину, вовлеченному некогда в ряды “единороссов”.

Шутки шутками, но состязания шахматиста и борца, как символов-носителей двух идей, не назовешь равноправными. Кстати, сам Гарри Каспаров высказался примерно в таком духе: “Я могу играть в шахматы, но если противник вдруг начинает играть “в чапаевцев”, исход поединка очевиден”. Не строит он иллюзий и в отношении своей судьбы: “Когда вы создаете организацию, не санкционированную Кремлем, вам сразу же делают заманчивое предложение. А если вы отказываетесь – дальше следует ожидать, что против вас развернут кампанию грязи и клеветы”. Вдобавок, у Комитета недостаточно средств, чтобы наладить работу с регионами. Оценку ресурсов, необходимых для финансирования организации всероссийского масштаба, произвела выступавшая на Форуме КРЖ Ирина ХАКАМАДА: “Чтобы содержать партию на работоспособном уровне, необходимо около 1 миллиона долларов в месяц. Для простой “поддержки штанов” хватит 200-300 тысяч долларов в месяц… Такие деньги может дать только Кремль”.

Тем не менее, организаторы Комитета-2008 не могут сидеть, сложа руки, наблюдая, как Россия скатывается на путь авторитаризма. И делают, что в их силах. Вернемся к выступлению Гарри Каспарова.

“Либерализм и демократия – это хорошо, - сказал Гарри Кимович Каспаров, - но их никогда в России не было. Эти понятия использовала номенклатура для прикрытия своих целей. Не было и либералов – была лишь кремлевская оппозиция, боявшаяся выйти за флажки и игравшая по указанным им правилам. Либеральные идеи и люди, олицетворявшие их, грамотно использовались номенклатурой… Увы, реформы эти обновили номенклатуру, сделали ее подвижной и совершенной”. Раньше “советские бюрократы” сосредоточили в своих руках лишь управление: и при этом действовали осторожно, “с оглядкой” на народ. В руках нынешних бюрократов “номенклатурного звена” все козыри – и управление, и владение имуществом (теперь это можно, и “нахапали”-то под видом либералов именно “номенклатурщики”). И аллергии на кровь нет – прошли, переступили, иммунитет выработан.

В “модернизации номенклатурного чиновничества”, произошедшей в результате реформ, есть только один плюс: власть не может теперь игнорировать западный мир. Ведь там учатся дети высокопоставленных бюрократов, там же хранятся их деньги, там у них есть дачи, земельные участки, яхты. Так что нынешняя власть при всем желании не может поссориться с Западом – а значит, изоляция страны от мирового сообщества, как при Сталине или Брежневе, уже невозможна.

5. …ПРОБУДИВШУЮСЯ СОВЕСТЬ НАЦИИ
“Я имею честь защищать Михаила Ходорковского и в его лице защищать пробудившуюся совесть нации”, - так охарактеризовал свой поступок известнейший в России адвокат Юрий ШМИДТ, выступая на Форуме КРЖ. Он подключился к делу недавно, посчитав, что процесс над Ходорковским имеет глобальное значение для будущего развития нашей страны.

Очевидно, что “дело Ходорковского” является политическим, а уголовный характер ему придали, поскольку в нашем Уголовном Кодексе нет статей, преследующих за убеждения. Ходорковский не покупал заморских футбольных клубов – он открыто спонсировал оппозиционные российские партии. Не закупал “впрок” произведений искусства – вкладывал деньги в образовательные проекты, молодежные программы и развитие гражданского общества в России. Не собирался бежать из страны – его самолет был взят штурмовым отрядом ФСБ на дозаправке в Новосибирске, по пути в Иркутск. Где Ходорковский собирался прочесть доклад “Бизнес, власть и общество” в местном отделении Школы публичной политики.

Власти, недовольные тем, что Ходорковский спонсирует “не те партии, какие надо”, и вообще пробуждает “самосознание масс”, несколько раз предупреждали его “по хорошему”. Не испугался. В июле 2003г. последовал арест Платона Лебедева – своего рода “черная метка”, последнее предупреждение. Что бы сделал после этого человек, обладающий интеллектом и деньгами Ходорковского, но не наделенный его убеждениями и принципами? Правильно, тут же взял бы семью в охапку и “свалил” из страны. Ждут власти подобной реакции – а он преспокойно ездит в загранкомандировки и всегда возвращается обратно. Мало того – еще активнее стал внедрять проект Школ публичной политики по всей России. И это накануне череды федеральных выборов! Ну, не хочет человек понять “последнего китайского предупреждения” властей, и все тут! После чего и поступила команда: “Схватить!”.

Юрий Шмидт объяснил самоотверженность Ходорковского так: “Он выбрал тюрьму, чтоб не ехать в эмиграцию, по велению совести – как Буковский, Марченко и другие известные диссиденты советской эпохи”. Совершенно верно: запугав Ходорковского и “выдавив” его в эмиграцию, власти тем самым дискредитировали бы и все либеральные проекты, начатые им, и “похоронили” бы саму идею в глазах общественности. (Кстати, для властей это был бы идеальный выход – ведь сейчас они ловят на себе косые взгляды Запада и российских интеллектуалов, и не знают, как им выйти из щекотливого положения с “узником совести” XXI века). Ходорковский это отчетливо понимал – потому и решил пожертвовать собой, дабы не дискредитировать саму либеральную идею. Он (может быть, сам того не сознавая), взял на себя миссию стать переломной точкой истории – после которой Россия либо скатится обратно, в гнилое болото диктатуры, либо встанет на освещенную солнцем дорогу либерализма.

При этом сам Михаил Борисович прекрасно понимает: никакие силы не способны переломить настрой большинства (“Так им и надо, богатеям, всех их “к ногтю” прижмем!”). Но есть среди россиян 10-15%, которые готовы для обсуждения и восприятия новых идей. Вот ради них и стоит работать, бороться – чтобы через годы их стало намного больше, и именно они определяли бы путь развития России. Новый путь новой России. Не случайно одна из крупнейших молодежных программ Ходорковского так и называется: “Новая цивилизация”.

“Легко рассуждать о судьбах Родины, когда нажился на нефти”, - воскликнет иной обыватель. Что тут скажешь? Если человек считает, что копнул разок лопатой, нацедил ведро нефти, вынес за околицу и продал за пачку долларов – такому человеку не мешало бы малость повысить образовательный уровень.

Когда Ходорковский и его коллеги покупали нефтяную компанию (именно покупали, взяв кредиты в банке), она имела просроченную задолженность по платежам в 3 миллиарда долларов. Себестоимость добычи нефти делала ее неконкурентоспособной на внешнем рынке. (Да-да! Если вашу нефть добывать слишком дорого, никто ее не купит, хоть вы на коленях ползайте перед клиентами).

Мировые цены на нефть тогда составляли 9 долларов за баррель, что не покрывало даже ее себестоимости (ведь россияне добывают нефть не в теплой Саудовской Аравии – в суровом климате Севера, что значительно удорожает ее себестоимость). Если бы мировые цены на нефть продержались на таком уровне еще два-три года – никакого миллиардера Ходорковского мы бы не знали, он потерял бы все и еще бы остался должен за взятые кредиты. А вот чтобы грамотно прогнозировать дрейф мировых цен на нефть, разработать пути снижения производственных издержек, не бояться идти на риск – надо обладать талантом антикризисного менеджера и, извините, мозгами Ходорковского. За годы его работы в ЮКОСе себестоимость добычи нефти была снижена в 6 раз – при том, что полностью обновилось оборудование, создавались высокооплачиваемые рабочие места, свыше 100 млн. долларов ежегодно направлялось на благотворительные программы. Но для этого, повторяю, надо было приложить голову Ходорковского. Если же чью-то голову хватает только на то, чтобы приложить к забору с тяжкого похмелья – извините, каждый свою судьбу выбирает сам. Один зарабатывает миллиарды, другой в злобе швыряет пустыми бутылками. Каждый волен разрабатывать в себе талант аналитика и разбогатеть, например, сегодня, играя на бирже. При условии, что этот талант аналитика у него есть.

Что же вменяют Ходорковскому в вину? Заметьте, все “эпизоды” дела относятся к периоду до 2000г., когда один закон противоречил другому, и “правила игры” государство меняло на ходу (чаще – задним числом). Последние три года, когда законодательство худо-бедно сформировалось, компания ЮКОС стала наиболее открытой, честной и образцовой. Потому что стало ясно, как жить, соблюдая законы.

Был еще в перестроечные времена такой эпизод. Корейцы взяли в аренду колхозную землю для выращивания лука. Председатель “выставил” им условия: с выращенного урожая отдавать колхозу определенную долю лука (число уже не помнится, но – условно – пусть 20 центнеров с гектара). Число это председатель взял “с потолка” – таких урожаев лука в колхозе отродясь не видывали. В первый год корейцы вырастили по 40 центнеров с гектара – и по 20, по уговору, отдали колхозу. На второй год вырастили уже по 60 – но, по договору, колхозу отдали те же 20. На третий год они вырастили уже по 80, а колхозу, по договору, опять отдали 20… И тут председатель не выдержал: “Эт-та что же? Ратуйте! Грабють обчественность!”.

В итоге корейцев быстренько определили в тюрьму, кого на 8, кого на 15 лет – за преступление против социалистической собственности. Правда, в конце концов, коллегия Верховного Суда пересмотрела дело и корейцев выпустила – но к тому моменту они уже отсидели по 5 лет. За что? Да ни за что. За то, что умели хорошо выращивать лук, а председатель колхоза составил договор, привязанный к 20 центнерам с гектара…

Нечто похожее сейчас напоминают обвинения против Ходорковского. Когда развалился СССР, больше всего пострадали города-“оборонщики”: их продукция стала не нужна, сбор налогов упал, бюджеты обнищали. Тогда государство (государство!) организовало при закрытых административно-территориальных образованиях (ЗАТО) некое подобие “оффшорных зон” с льготным налогообложением. Многие (очень многие!) бизнес-структуры зарегистрировались в этих ЗАТО, прельстившись льготами. Среди них были и связанные с ЮКОСом. Налоги потекли в бюджеты этих самых ЗАТО, позволив выжить “оборонным городкам”, пока их собственные предприятия вновь не встали на ноги. То есть, цель, поставленная государством, была достигнута. Так кто же теперь виноват – государство, определившее те “правила игры”, или Ходорковский, принявший их?

Или выдача налоговых векселей. Кто ежегодно принимал и проверял отчетность, утверждал эти самые векселя? Опять государство в лице своих налоговых и контрольных органов. И тогда претензий не было, все считалось по закону. А почему теперь виноват Ходорковский?

Или “неуплата налогов физическим лицом”. Оказывая консалтинговые услуги многим, в том числе иностранным, фирмам (которые весьма ценили его мозги), Ходорковский покупал патент, регулярно платил за него и регулярно отчитывался о доходах. Он “продавал” свои мозги, как футболист “продает” свои ноги, а певец – свой голос. Ежегодная плата за патент по тем законам и являлась уплатой налогов. Тогда опять-таки все считалось законно. Теперь же вдруг возникает непонятная попытка “пристегнуть” новые правила игры к старым событиям. Да ведь шито белыми нитками!

Главное, чего хочет сегодня сам Ходорковский – это открытого, гласного судебного процесса. Чтобы была пресса, общественность. Там он намерен дать все объяснения, отстоять свободу предпринимательства, экономическую свободу России.

Разумеется, власти боятся, что открытый суд над Ходорковским может перерасти в политический процесс. В то же время, они и не могут “закрыть” слушания (опасаясь, как уже сказано выше, испортить отношения с Западом). Впрочем, способов выхода из этой “вилки” множество. Например, назначить судебное заседание в комнатке на 6 квадратных метров – и не допустить народ на открытый процесс под предлогом того, что-де все в комнатке просто не поместятся.

Нынешние власть предержащие стали гораздо хитрее и изворотливее, нежели их сталинские предшественники, действовавшие путем грубой демонстрации “революционной силы”. Изменились методы, но не цели и задачи.

Именно поэтому наиболее прогрессивные люди России сегодня желают Ходорковскому победы в этом неравном поединке.

 

Роман ТОПОРКОВ,
член Клуба региональной журналистики
(материал впервые опубликован в издании “Новый Рефт. Факты” 21 апреля 2004 г.)

 

Обратно на сайт группы "Совесть"