Rambler's Top100 Политика
 


Группа поддержки
Михаила Ходорковского и других обвиняемых по делу ЮКОСа

 БЕССОННИЦА

Двенадцать лет занудные правозащитники объясняют, что "чеченский синдром" - это опасно, рано или поздно бандитизм и беззаконие расползутся по всей стране. И вот дожили - "чеченский синдром" во всей красе на кремлевском уровне. Исчезли люди. Ничего особенного - силовики навели в стране такой долгожданный порядок, что люди пропадают каждый день, хоть в Чечне, хоть в селе Кукуеве. Но тут особый случай: из СИЗО исчезли двое осужденных, с которых весь мир глаз не спускал. Вот уже пятый день никто не знает, где они и что с ними происходит - ни адвокаты, ни близкие, ни управляемодемократическое общество. Пятый день нам объясняют, что все совершенно законно. Не сомневаюсь, что так оно и есть - пресловутое "дело ЮКОСа" показало, что в России не только зверское беззаконие, но и звериные законы. Главный кремлевский зритель должен быть доволен: придворные режиссеры показывают ему презабавное представление. Все гадают: где знаменитые зэки? В московской кутузке? Где-то в пересыльной тюрьме? Катят в "столыпине" по необъятным просторам Родины? А если катят, то КУДА? Анонимные источники, проявляя завидную креативность, несколько раз в день подкидывают новую версию. Они в поезде, идущем на Сыктывкар. Нет, Ходорковского везут на Ямал, Лебедева - в Читу. Нет, в Саратов. В Мордовию. На кудыкину гору. И каждый раз наживка заглатывается.

Прокурорские и ГУИНовские чины глумятся, демонстрируя вполне достойное остроумие. Один заявляет, что место этапирования - личная тайна осужденного. Другой уверяет, что Ходорковскому просто дают возможность отдохнуть от назойливой прессы и обещает через 10 дней все рассказать журналистам и даже пригласить их посмотреть, где неудобный узник будет отбывать наказание. Может, расскажет через 10 дней, а может и нет - у нас в стране, как в зоне, все на усмотрение гражданина начальника. Сведения, вызывающее наибольшее доверие многочисленными подробностями, предоставил сотрудник Ямало-Ненецкой прокуратуры г-н Зайцев. Он заявил, что Лебедев уже благополучно проходит карантин в колонии поселка Харп, а скоро туда прибудет и Ходорковский. Вообще-то в поселке Харп две колонии даже не строгого, а ОСОБОГО режима. Но оказывается, в одной из них есть маленькое уютное отделение общего режима. Комфортабельное, как санаторий в Барвихе: молочная кухня, спальни, комната отдыха, работа в художественных мастерских, санаторий-профилакторий, райский климат, теплая забота сотрудников колонии... Как трогательно! Так и тянет на детсадовское: "Ври-ври, да не завирайся!"

Куда делись Ходорковский и Лебедев неизвестно, но суть происходящего ясна. Нам обещано "продолжение банкета" - новый показательный процесс об отмывании денег, и очень хочется сбить спесь с будущих подсудимых. Им ясно объясняют: "Ребята, да вы еще ничего не поняли!? Ну-ка, попробуйте-ка на вкус этапы, унизительные обыски в пересыльных тюрьмах, карантин в ШИЗО, бесправие заключенного в колонии, куда адвокат разве что на оленях утром ранним домчится. Подумайте, каково будет вашим близким. Не лучше ли повиниться, признать все, что шьют? Посидите годика 3-4 под Саратовом, как короли, со всеми положенными по закону свиданиями и отпусками, и - на условно-досрочное. А еще лучше - прошение о помиловании на высочайшее имя и - гуляй, Василий! Если же будете и дальше упрямиться - пеняйте на себя, век вам воли не видать".

Дочка мне как-то сказала: "Они для тебя уже как члены семьи". Не для меня одной, для всех, кто два года наблюдал торжество "басманного" правосудия, подсудимые стали родными. Когда с близкими беда, плохо спится. Просыпаешься среди ночи и думаешь: "Что-то они сейчас делают? Спят тяжелым сном на тюремных нарах или тоже ворочаются, мучаясь духотой и тревожными мыслями? Притерпелась ли Светлана, сильно ли тоскуют без мамы ее малыши? Не подхватил ли Алексей Пичугин туберкулез? Выживет ли Платон Лебедев со своими болячками? Просишь Спасителя, чтобы помог родителям Михаила Ходорковского дожить до счастливого дня, когда они смогут обнять сына и никогда с ним не расставаться.

И сегодня тоже проснулась ни свет, ни заря. Вспомнила, как несколько лет назад была в полувольной командировке в Ямало-Ненецком округе. Без всякого поражения в правах добиралась на поезде четыре дня с двумя пересадками, как раз в начале ноября. За окнами вагона два дня пролетала деревянная Россия в осенней пестрятине, потом гранитный Урал, потом Сибирь. Неправдоподобно широкая Обь, за ней - заснеженная плоская лесотундра с желтыми факелами попутного газа нефтяных месторождений. До Салехарда, рядом с которым поселок Харп, я малодушно не добралась - туда железная дорога не доходит. Я представила себе, как туда приезжают адвокаты или родственники на разрешенное после немыслимой волокиты свидание, а им говорят: "Извините, в колонии карантин, приезжайте через месяц".

И впервые за 2 года я подумала не о тех, кто не спит в тюремной камере или трясется в "столыпинском" вагоне, а о человеке, для ублажения которого творится этот бесконечный позорный кошмар. О нашем президенте, скромном поклоннике усатого палача собственной страны, о политике, из всех возможных действий всегда выбирающем жестокость, устрашение и грубое примитивное насилие. Чего еще ему надо?

У ненавистного Михаила Ходорковского (слишком ярок, наглец!) отнято все - деньги, созданная им компания, свобода. Нет, я не права. Кое-что у него осталось, именно то, чего так не хватает Владимиру Путину и что никак не удается отнять - человеческое достоинство. Если бы президент уважал хотя бы самого себя (об избравшем его народе, который держат в вечной нищете и бесправии, я уже не говорю), он понял бы, как унизительно надругательство над правосудием. И еще более позорно издеваться после этого над семьями осужденных, оставляя их в полной неизвестности о судьбе близкого человека. Владимир Владимирович, Вы напрасно так унижаете себя и страну. Даже если Вам удастся лишить Ходорковского и Лебедева человеческого достоинства, Вам оно все равно не достанется. Это не нефтяная компания. Вы останетесь с тем, с чем Вы есть.

Марина Драченко, СПб., 14 октября 2005 г., 5.45

 

 

 
 

  

 

                                                   

 

 

 


За меня не будете в ответе,
Можете пока спокойно спать.
Сила - право, только ваши дети
За меня вас будут проклинать.
А.А.Ахматова

 

© Sovest.org     2005      All rights reserved


Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru TopCTO Политика