Михаил Ходорковский как Анри Дюнан нашего времени (?)

Все, кто интересуется “делом ЮКОСа”, которое продолжается уже год с лишним, стараются получить из независимых (неподконтрольных исполнительной власти РФ) средств массовой информации объективные и разносторонние сведения о процессе по “делу” Ходорковского­­, Лебедева и Крайнова, происходящем сейчас в Мещанском суде столицы. Абсолютно очевидно, что уголовное дело против этих господ разваливается прямо на глазах – не сказать чтобы изумленной публики (все-таки человека “с улицы” в зал заседаний не пустят, несмотря на то, что процесс считается открытым, а в зале иногда бывают свободные места), но повидавших виды журналистов (а благодаря им – и наших с вами глазах). Длящийся уже более 2 месяцев судебный процесс приобретает характер неприкрытого фарса, и это ясно любому непредвзятому и здравомыслящему наблюдателю, ясно подсудимым, ясно их адвокатам, но пока что не ясно ни прокурору, ни, вероятно, судьям. Они продолжают играть в эту игру на полном серьезе, отчего фарс потихоньку превращается в комедию абсурда.

Поскольку данный процесс НЕ МОЖЕТ и НЕ ДОЛЖЕН окончиться ни чем иным, как полным оправданием подсудимых и их скорым выходом на свободу (ежели в России еще сохранились остатки здравого смысла), поговорим о недалеком будущем одного из них – Михаила Ходорковского.

* * *

Отвечая на вопросы посетителей Интернет-сайта www.khodorkovsky.ru , г-н Ходорковский объявил о своем намерении заняться общественной деятельностью. Те же мысли он высказывал, как нам известно, и в некоторых частных посланиях “из застенков”.

Мы не знаем, какой именно сфере общественной деятельности предполагает посвятить свою жизнь Михаил Ходорковский, но само по себе превращение предпринимателя в общественного деятеля – трансформация столь же любопытная, сколь редкая (оставим сейчас в стороне вопрос о том, что побудило МБХ податься в общественные деятели – внутреннее устремление или же внешние обстоятельства; сам он пишет, что ему следовало бы еще раньше заняться этим делом, стало быть, определенная потребность в служении обществу зрела в нем уже давно). Мы не очень сильны в новейшей истории и не можем припомнить много примеров, когда такое превращение происходило (здесь не идет речь о благотворительной деятельности на пользу обществу, которой занимались, например, Павел Третьяков, Савва Морозов, Альфред Нобель, Дейл Карнеги и другие). Да пожалуй, нам приходит на ум всего один подобный пример – Анри Дюнан.

Право же, если вы еще ничего не знаете об этом человеке, срочно бегите в библиотеку и возьмите там его книжку “Воспоминания о битве при Сольферино”. Она небольшая, осилите за один вечер.

Хотя автору сих строк и случилось в последнее время усиленно листать Плутарха, все же мы понимаем всю натянутость сравнительных жизнеописаний, а потому не собираемся ни в коем случае сопоставлять жизненный путь Дюнана и МБХ. Тем более что второму еще только предстоит вступить на новую для себя стезю, которая, как мы уповаем, окажется длинной и плодотворной. Тем не менее некоторые невольные параллели не лишены занимательности. Я расскажу вкратце историю Анри Дюнана для тех, кому недосуг бежать в библиотеку, а уж параллели с МБХ проведите сами.

* * *

Итак, жил да был французский предприниматель средней руки Анри Дюнан ( Henri Dunant; 1828–1910; впоследствии он переехал в Женеву, став гражданином Швейцарии ) . Неважно, какой у него был бизнес (впрочем, не связанный с нефтеразработкой – это можно сказать точно), дела у него шли ни шатко ни валко, блестящих успехов, хоть сколько-нибудь сравнимых с успехами МБХ, он не добился, но предприимчивости и изобретательности ему было не занимать. И вот задумал он построить в Африке ветряные мельницы, так как ему показалось, что они должны приносить там доход и важны для процветания тамошней экономики. Как человек решительный и не откладывающий дела в долгий ящик, он составил бизнес-план и повез его на утверждение императору Наполеону III , который в это время руководил французскими войсками во франко-итало-австрийской войне. Анри Дюнан отправился прямиком на театр военных действий, находившийся в Италии, и угодил непосредственно на поле битвы при деревушке Сольферино – аккурат на другой день после кровопролитнейшего сражения (оно произошло 24 июня 1859 г.). Все поле было усеяно трупами людей, и среди них лежало огромное число раненых, которым некому было не то что оказать медицинскую помощь – даже подать последний глоток воды перед кончиной. Напрочь позабыв о ветряных мельницах в Алжире, позабыв об императоре и своем бизнес-плане, Анри Дюнан призвал на помощь местных жителей, и они стали подбирать раненых и ухаживать за ними.

Эта история совершенно перевернула жизнь французского предпринимателя, который с того дня вступил на путь служения обществу. Как сказал по иному поводу другой гуманист: “Я взглянул окрест себя, и душа моя страданиями человеческими уязвленна стала”.

Дюнан рассудил, что все государства должны подписать специальную конвенцию по защите раненых, уже неспособных воевать, а также медицинского персонала, оказывающего им помощь. Кроме того, он выдвинул предложение создать особую медицинскую службу, которая будет подбирать раненых и ухаживать за ними.

В 1863 г. в Женеве Дюнан со своими соратниками образовал комитет для координации действий этих служб и наблюдения за выполнением конвенции. Из этого комитета, который вскоре стал называться Международным комитетом Красного Креста, его потом исключили (это к вопросу о “единомышленниках”, вместе с которыми МБХ намеревается строить в России гражданское общество). Кстати, исключили за то, что его бизнес обанкротился, – в те времена это считалось страшным позором.

Для пропаганды своих идей Дюнан стал ездить по всей Европе и убеждать правительства в необходимости подписать Женевскую конвенцию и создать санитарные службы. Президенты и коронованные особы, покоренные его красноречием и беззаветной преданностью делу, считали за честь принимать его у себя. В короткое время конвенция была ратифицирована многими государствами, идея гуманного ведения войны (с ограничением средств и методов ее ведения) обрела широкую популярность как среди политиков, так и правоведов, что в конечном итоге привело к формированию современного международного гуманитарного права. И у истоков этого процесса стоял именно Анри Дюнан, который стал первым лауреатом Нобелевской премии мира (1901 г.).

…Несмотря на свою всемирную известность, великий гуманист умер в приюте для неимущих стариков, пережив незадолго до своей кончины новый взлет славы, когда один журналист разыскал его в приюте и напечатал о нем репортаж, ставший настоящей сенсацией. Просто все думали, что знаменитый Дюнан давным-давно умер, а он лишь долгое время пребывал в забвении, так как из скромности не желал напоминать о себе.

* * *

Анри Дюнан не был идеалистом и не считал, что можно искоренить войны. Он лишь хотел сделать их гуманнее для тех, кто не воюет (гражданское население) или уже не может воевать (раненые, потерпевшие кораблекрушение, военнопленные). Французский предприниматель откликнулся на актуальнейшую для его времени международную проблему и предложил средства для ее решения, которые были восприняты и применялись на практике всеми цивилизованными государствами (и до сих пор применяются).

* * *

В наше время самой актуальной международной проблемой, безусловно, является терроризм. Возможно, МБХ захочет попробовать свои силы на поприще борьбы с этим злом? Как ни странно, именно в тот момент, когда мы писали эти строки, пришло сообщение о том, что известный политический деятель Борис Немцов, выступая на радиостанции “Эхо Москвы” 13 сентября с.г., высказал то же самое предложение, которое информагентства назвали “оригинальным”. Может быть, идея уже витает в воздухе?

Как бы то ни было, мы желаем Михаилу Ходорковскому успехов в любых общественно-полезных начинаниях и уверены, что его ждет блестящее будущее и большие достижения в новой для него области.

Впрочем, может статься, когда он выйдет на свободу и окажется лицом к лицу с нынешней российской реальностью, в которой формирование гражданского общества находится лишь на очень ранней стадии, его планы изменятся и он решит не вступать на путь, чреватый многими сражениями, в том числе и с ветряными мельницами, а напротив, займется как раз строительством таковых.

Друг детей, 13–14 сентября 2004 г.

(Автор приносит извинения за возможные мелкие неточности в исторических фактах, ибо в настоящее время не имеет возможности проверить их по соответствующим источникам.)

Обратно на сайт группы "Совесть"