Сибирская ссылка Михаила Ходорковского

Профиль, Популярный деловой журнал, №19 Май 1997

 

 

 

 

 

Малая земля. Впечатления приезжего

Западносибирский город Нефтеюганск, на землях    которого    расположены    мощности «Юганскнефтегаза», стоит на острове, образуемом рукавами полноводной Оби. По причине «островного проживания» местное население именует себя жителями «малой земли». Остров действительно небольшой - 134 на 18 км. Причем большую его часть занимают болота

Город в буквальном смысле слова построен на нефти. Первые деревянные сооружения (в этом году Нефтеюганску исполнится 30 лет) возводили рядом со скважинами. Город разрастался, и в итоге оказалось, что скважины с нефтяными качалками расположены чуть ли не в самом центре.

Небольшой город достаточно богат - сказывается близость к «черному золоту». Представьте себе: в Нефтеюганске с населением 100 тысяч человек зарегистрировано 143 тысячи автомобилей! Среди них много иномарок и новеньких вазовских «десяток». Среди многочисленных внедорожников корреспондент «Профиля» заметил американский джип Hammer. А он даже в Москве редкость.

Как и в любом другом городе России, водители жалуются на гаишников. Но не потому, что те берут взятки, а потому, что не берут. Зачем? Их зарплата составляет около шести миллионов рублей в месяц, да и потерять работу раз плюнуть. А другой можно и не найти. Местные жители рассказывают, что сотрудники ГАИ отобрали права даже у одного из руководителей «Юганскнефтегаза» (ЮНГ). До сих пор не отдали.

Оборотной стороной сибирского богатства стала проблема, о которой местные жители говорить не любят. Наркотики. При достаточно высоких зарплатах (доход квалифицированного бурильщика составляет около семи миллионов рублей в месяц) жителям просто некуда тратить деньги.

В новую жизнь — с новыми хозяевами

Но все это лишь впечатления приезжего. Теперь о «Юганскнефтегазе».

Предприятие является градообразующим, а потому от него зависит благополучие всего города. Есть у ЮНГ деньги, значит, они есть у всех. Нет - нет ни у кого. Доходная   часть   бюджета   Нефтеюганска практически полностью состоит из налоговых выплат ЮНГ. Здесь хорошо помнят конец 1995 года, когда из-за возникших у ЮНГ трудностей зарплата как рабочим предприятиям, так и местным бюджетникам не выплачивалась по нескольку месяцев.

Владимир Парасюк, генеральный директор «Юганскнефтегаза»:

«В конце 1995 года стало понятно, что ЮНГ попал в тяжелейший финансовый кризис, который в основном связан с плохой организацией производства и потерей руководством контроля за финансовыми потоками».

К конце того же года у «ЮКОСа», в состав которого входит «Юганскнефтегаз», практически сменился собственник. Контрольный пакет акций «ЮКОСа» перешел в залоговое управление структурам, контролируемым промышленной компанией «Роспром». Ее, как известно, возглавляет Михаил Ходорковский. Через год г-ну Ходорковскому удалось перевести акции «ЮКОСа» непосредственно в собственность «Роспрома».

Вид на Приобское месторождение с вертолетаПосле этого, как утверждает Михаил Ходорковский, у «Роспрома» появилась возможность контролировать весь финансовый механизм компании.

Для того чтобы контролировать еще и товарные потоки, г-н Ходорковский решил для начала ознакомиться с производственной деятельностью нефтяного холдинга. Начал он, как и следовало ожидать, с «Юганскнефтегаза» - 2-е место в рейтинге 26 крупнейших российских нефтедобытчиков (см. «Профиль» №18). За 1997 год здесь добыто 26,3 миллиона тонн нефти. Но также и крупнейшего должника федерального бюджета - 2-е место в рейтинге бюджетных должников (см. «Профиль» №17). На 1 апреля этого года размер налоговой задолженности составлял более 2,2 триллиона рублей.

С 15 апреля г-н Ходорковский практически безвыездно живет в Нефтеюганске, сделав небольшой перерыв в своей «ссылке» лишь для визита в Нью-Йорк.

Теперь же (после знакомства с процессом нефтедобычи на месте) глава «Роспрома-ЮКОСа» собирается посетить Самару. Там в июне он намерен ознакомиться с процессом переработки нефти на основных нефтеперерабатывающих заводах холдинга.

В сентябре г-н Ходорковский намерен начать реструктуризацию всей холдинговой компании, чтобы к концу года централизовать всю хозяйственную деятельность «ЮКОСа» и полностью контролировать ее.

Вообще, реструктуризацией компаний и расчетами с бюджетом увлечено руководство большинства российских холдингов.

Широкой   общественности  известна идея гендиректора АО «АвтоВАЗ» Владимира Каданникова.   Он решил разделить производство и вспомогательные службы, оставив на балансе последних всю задолженность АвтоВАЗа.

Глава  конгломерата  ОНЭКСИМ  -  МФК Владимир Потанин намерен рассчитаться с долгами  подконтрольного группе Норильского горно-металлургического комбината, предложив государству в залог его акции, и без того находящиеся в собственности государства.

Михаил Ходорковский:

«В ЮНГ нужна реструктуризация. Ее можно было провести из Москвы или выехав сюда, в Нефтеюганск. Я выбрал последнее: у меня хорошо развита моторная память. Прежде, чем книжки читать, надо все собственными глазами увидеть и руками пощупать. Производством нельзя заниматься факультативно».

Все прелести работы нефтяника... На свою голову

Вдали от столичных забот г-н Ходорковский производит впечатление открытого и обаятельного человека. Кольцо охраны, плотно окружающее его в Москве, на фоне многочисленной свиты из руководства ЮНГ почти незаметно. В отличие от подчиненных, предпочитающих строгие деловые костюмы, г-н Ходорковский в своих джинсах и джинсовой куртке резко выделяется на фоне толпы.

Михаил   Ходорковский   ездит   на   джипе Toyota, предоставленном ЮНГ, и живет в ничем не примечательном загородном деревянном доме. Сотовым телефоном в тайге г-н Ходорковский не пользуется. Зато в его джипе установлен спутниковый телефон, дабы постоянно «держать руку на пульсе». Кстати, по этому же телефону г-н Ходорковский общается с семьей.

Вертолет, на котором летает босс «Роспрома», не производит впечатления специально закупленной машины: здесь дырки в полу и ободранные скамейки для пассажиров.

В течение двух недель Ходорковский лично знакомился со всем циклом нефтедобычи. По нескольку смен отработал на каждом из объектов технологической цепочки (бурение, добыча, ремонт, первичная обработка, производство товарной нефти).

По словам самого Михаила Ходорковского, он вкусил всех прелестей работы нефтяника. На буровой его облили нефтью, а потом ему на голову уронили увесистый предмет. Благо, на голове г-на Ходорковского была каска.

Михаил Ходорковский: «Тем, кто занимается скупкой акций и дальнейшей их перепродажей, знание производства, возможно, и не нужно. Но менеджер, занимающийся финансированием производства (а я себя отношу именно к таким), должен быть с ним знаком».

Максим Исаев: Как нефтяники восприняли ваше появление на буровой?

М.Х.: Я общался с людьми, чтобы узнать, что надо для оптимизации производства. Что-то можно делать вручную, а можно и автоматизировать. Но некоторые относятся к автоматике настороженно. Две недели я устраивал плановые поездки, а еще две недели буду наезжать внезапно, чтобы сравнить, что мне говорили тогда и что говорят сейчас».Владимир Парасюк, гендиректор «Юганскнефтегаза»: «Мы же не менеджеры, мы производственники»

Вот что рассказывает о поездках своего шефа по Нефтеюганску Владимир Парасюк:

«Вы знаете, 99% рабочих думают, что все это показуха. Немногие считают, что он действительно хочет вникнуть в проблемы, узнать, как это все работает. А я думаю, он хочет узнать настроение людей, понять, чем они дышат, чего от него ждут. Правда находится на самом низу».

У горожан действительно разные мнения насчет визита г-на Ходорковского. Кое-кто из местных жителей опасается, что реструктуризация по Ходорковскому повлечет за собой массовые увольнения. Год назад на ЮНГ уже уволили 11 тысяч человек (сейчас на предприятии работает 43 тысячи человек). Правда, большинство уволенных потом трудоустроили. Но мы уже отмечали, что потеря работы в монограде много страшнее, нежели в крупных мегаполисах. Впрочем, руководство компании заявляет, что опасения нефтяников напрасны. Если сокращения и будут, то они затронут в основном средний менеджерский состав. Рабочих это не коснется. Скорее даже наоборот. Сейчас идет подготовка к эксплуатации крупного Приобского месторождения. А для его освоения надо будет создать нескольких тысяч рабочих мест.

Жизнь по средствам и с учетом мнения консультантов

Реструктуризация по Ходорковскому означает сокращение издержек производства и избавление отчасти вспомогательных и обслуживающих структур. Уже сейчас, по словам гендиректора ЮНГ Владимира Парасюка, число структурных подразделений на предприятии сокращено со 106 до 58 единиц. Под сокращение попали в основном непрофильные предприятия: торговля, колхозы-совхозы и так далее.

Отсутствующий на ЮНГ профильный менеджмент сейчас создает Михаил Ходорковский. Ему помогают консультанты из аудиторской фирмы Arthur Andersen, также прилетевшие в Нефтеюганск.

Пока основная проблема, выявленная консультантами,- чрезмерно раздутые непроизводственные расходы «Юганскнефтегаза», в том числе на социальную сферу. На ее содержание с 1993 по 1996 год «Юганскнефтегаз» потратил 3,5 триллиона рублей. Консультанты уверены, что именно эти расходы нужно сокращать в первую очередь.

Михаил Ходорковский:

«В общем-то, конечно, они (аудиторы) психотерапевты. Но не для меня. Я-то знаю, что нужно делать. Они психотерапевты для местного руководства. Одно дело, когда скажу я, а другое когда известные иностранные консультанты. С другой стороны, мы не во всем согласны с ними. Они говорят, что мы должны расстаться со всей социальной сферой. Да, я могу передать местным властям жилье, но, например, котельную я им не передам. Потому что, если они ее «завалят», весь город останется зимой без тепла».

Кстати, местный мэр Вадим Петухов построил свою избирательную кампанию как раз на кри-тике ЮНГ. Это было в то самое время, когда на предприятии не платили зарплату. Городской голова и сегодня во всех бедах Нефтеюганска винит «ЮКОС». Еще не начата подготовка к зиме, а г-н Петухов уже утверждает, что если город не будет готов, то исключительно по вине «Юганскнефтегаза».


Понятно, что г-ну Петухову лишняя головная боль в виде содержания дополнительного жилья и других социальных объектов не нужна. И он будет всячески препятствовать передаче социальных объектов ЮНГ на баланс города. И требовать от ЮНГ как основного налогоплательщика новых финансовых инъекций.

Социально ответственный Ходорковский

Говорят, что Виктор Черномырдин, узнав о целях и сроках визита Михаила Ходорковского в Нефтеюганск, сказал в неофициальной обстановке: «Ну, вы даете...»

М.И.: Как вы намерены рассчитаться с государством?

М.Х.: Скорее всего, мы выпустим облигации. Это один из вариантов, предусмотренных известным постановлением правительства от 5 марта. Сейчас наши предложения находятся у г-на Мостового.

М.И.: Как вы относитесь к тому, что ЮНГ постоянно попадает в списки потенциальных банкротов?

М.Х.: Вести разговор о банкротстве ЮНГ бессмысленно. Компания входит в состав «ЮКОСа», и передача «Юганскнефтегаза» новому собственнику нереальна. В России сейчас нет более эффективного собственника, чем мы, к тому же со средним возрастом менеджерской команды в 35 лет. Сможет ли кто-нибудь показать мне программу лучше, чем у нас? Как работают иностранцы, я тоже знаю. Они придут и закроют всю соцсферу, как нам и советуют консультанты. Они закроют все нерентабельные скважины, уволят людей, которые там работают. Останутся только рентабельные производства. Предприятие будет добывать не 25 миллионов тонн нефти в год, а 15. Я так тоже могу сделать. И тогда быстро рассчитаюсь с долгами. Но я не могу себе это позволить. Я социально ответственный человек.

 

Май, 1997 г.

Обратно на сайт группы "Совесть"