О признании граждан России
Михаила Ходорковского и Платона Лебедева политическими заключенными

Обращение в "Международную Амнистию"

Уважаемая госпожа Генеральный секретарь,

Мы, участники Независимой общественной группы "Совесть", хотели бы обратиться к "Международной Амнистии" с призывом проявить внимание к судьбам Михаила Ходорковского и Платона Лебедева.

Прошло больше 8 месяцев с тех пор, как "Международная Амнистия" ответила на обращение российских правозащитных организаций ("Московская Хельсинская Группа", "Институт прав человека", Общество "Мемориал") с просьбой признать Михаила Ходорковского и Платона Лебедева политическими заключенными.

В Вашем ответе Вы пишете: "…мы надеемся продолжить наш диалог, и, в частности, просим Вас направлять любую информацию, которая, по Вашему мнению, могла бы иметь отношение к этому делу и которая подтверждает Ваши опасения о том, что судебное преследование Михаила Ходорковского и других соответчиков имеет политические мотивы. Это позволило бы нам пересмотреть нашу позицию по данному делу, а также рассмотреть возможность предпринять дальнейшие действия".

В связи с этим мы сочли возможным снова направить Вам письмо и сообщить дополнительные факты о "деле ЮКОСа" и деятельности Михаила Ходорковского. Мы понимаем, что сдержанная позиция "Международной Амнистии" обусловлена тем, что образ Михаила Ходорковского – крупный бизнесмен,"олигарх" – резко отличается от общепризнанного портрета узника совести. Однако не стоит забывать, что такое представление об экс-главе ЮКОСа несколько однобоко. Это однобокое представление во многом навязано преследователями Михаила Ходорковского и является частью тщательно срежиссированной кампании по его дискредитации в глазах российской и международной общественности. "Международная Амнистия" не должна заблуждаться насчет экономических мотивов, якобы являющихся первопричиной "дела ЮКОСа" (выставленных на первый план). На самом деле налоговые претензии – лишь ширма для расправы с неугодными оппонентами. Ведь и раньше, при советской власти, писателей, поэтов и правозащитников судили и сажали за "экономические преступления": обвинения в тунеядстве, в валютных махинациях и т.д.

Это испытанный прием борьбы против инакомыслящих.

Мы хотим обратить Ваше внимание на те аспекты дела ЮКОСа и деятельности М. Ходорковского, которые, на наш взгляд, дают веские основания вместе с такими известными и уважаемыми правозащитниками, как Елена Боннер, Людмила Алексеева, Арсений Рогинский, Алла Гербер, считать его политическим заключенным. Это, в частности:

1)       наличие в "деле ЮКОСа" политических мотивов;

2)       правозащитная деятельность Михаила Ходорковского;

3)       факты нарушений правовых норм, допущенных в ходе процесса над Михаилом Ходорковским и Платоном Лебедевым;

4)       значимость процесса для всего российского общества.

Прилагаем Вам в приложениях проанализированный нами материал по этим пунктам.

Время летит. Платон Лебедев уже свыше полутора лет в следственном изоляторе. Михаил Ходорковский больше 15 месяцев находится в "Матросской Тишине". Как известно, Платон Лебедев тяжело болен и срочно нуждается в квалифицированной медицинской помощи. Здоровье Михаила Ходорковского также подорвано тюремным заключением.

Мы убеждены, что присвоение статуса политического заключенного Михаилу Ходорковскому и Платону Лебедеву стало бы важным фактором для защиты их гражданских прав и возвращения к созидательной деятельности.

Заранее благодарны за внимание и поддержку.


 

С уважением,

 

Независимая общественная группа "Совесть".

 22.02.05 г.

=================

Независимая общественная группа "Совесть" создана 3 декабря 2003 г. для общественной поддержки акционеров и сотрудников компании "ЮКОС". Главной целью мы ставим соблюдение гражданских прав М. Б. Ходорковского и других лиц, проходящих по "делу ЮКОСа". Основная задача группы сегодня: всеми законными способами добиваться освобождения М. Б. Ходорковского и П. Л. Лебедева из-под стражи, а также беспристрастного и открытого судебного разбирательства. Группа не зависит от каких-либо политических объединений и не преследует коммерческих целей, вся деятельность осуществляется на добровольной и безвозмездной основе.

 

 

 

 

 

1. Наличие в "деле ЮКОСа" политических мотивов

Наличие политической составляющей в "деле ЮКОСа" признается практически единогласно представителями самых разных кругов как общественности, так и бизнеса и даже властных структур. Для иллюстрации широты спектра такого мнения приведем два высказывания, принадлежащих людям, объективно находящимся в настоящее время на противоположных полюсах ситуации вокруг ЮКОСа и его акционеров.

Михаил Ходорковский, июнь 2003 года (сразу после ареста Платона Лебедева): "Мы имеем дело с начавшейся борьбой за власть между различными крыльями в ближайшем окружении Владимира Владимировича Путина. Это начало борьбы за власть, которая должна будет завершиться после выборов в марте. Совершенно очевидно на сегодняшний день, по крайней мере, для меня, что Путин победит и получит второй срок. Но при этом, кто будет составлять второй эшелон команды, это, конечно, на сегодняшний день вопрос" ("Ведомости", 7 июня 2003 г.).

Министр экономического развития и торговли Герман Греф после выступления на международной конференции "Россия после выборов: большие надежды" заявил: "Нельзя отрицать, что в "деле ЮКОСа" есть политическая составляющая. Компания не раз сама декларировала эту составляющую, участвуя в политических процессах". Греф, однако, отрицает тот факт, что политическая составляющая является ключевым моментом в уголовном преследовании компании и ее акционеров: "…ключевым является наличие или отсутствие в поведении компании элементов, которые дают право на уголовное или административное преследование, в том числе в связи с неуплатой налогов".

Однако вопреки декларациям представителей властных кругов большая часть общественности придерживается радикально иного мнения на этот счет, а именно, что "дело ЮКОСа" не имеет ничего общего ни с неукоснительным исполнением закона, ни с борьбой против коррупции по следующим основаниям:

ü        налицо выборочное применение законов (претензии к действиям по т.н. оптимизации налогов только к одной отдельно взятой компании, в то время, как абсолютно равнозначные методы применяли в своей налоговой практике практически все реальные субъекты экономической жизни;

ü        придание законам "обратной силы", т.е. преследование за действия, которые в момент совершения находились полностью в рамках правового поля;

ü        отсутствие уголовного преследования представителей государства, в частности, налоговых служб, долгие годы признававших действия компании по уплате налогов соответствующими закону.

Истинные причины преследования компании и Михаила Ходорковского, на наш взгляд, лежат в желании определенных слоев во властных структурах построить такое государство, которое обладало бы абсолютной однородностью и податливостью политической воле высших эшелонов власти. Такая модель общества не допускает наличия самодеятельных властных ресурсов, какими являются широкие общественные объединения, региональные элиты и мощные финансово-промышленные структуры. Приняв приоритет частной собственности в качестве основы экономического развития, нынешнее руководство страны, решило обезопасить себя от возможных влиятельных оппонентов путем передачи крупной собственности в руки абсолютно лояльных, по их мнению, бизнесменов. Надо сказать, что исторически это совсем не новая практика для нашей страны, в то время как в современном мире, она, естественно, не имеет аналогов. Начало этой практике положил еще Иван Грозный созданием опричнины для расправы с боярами, когда собственность отнималась у ненадежных бояр и передавалась надежным. Власть большевиков довела эти методы до логического "совершенства", ликвидировав частную собственность, и, тем самым, исключив наличие реально влиятельных политических оппонентов. Декларируя приверженность либеральным экономическим и политическим принципам, действующая властная элита, тем не менее, не может расстаться с умонастроениями советской эпохи, а именно, с традицией рассматривать политического оппонента как врага, для нейтрализации которого позволительно применять любые средства. Закон при этом выполняет лишь роль ширмы для противоправных действий, поскольку используется не как арбитр в споре противостоящих сторон, а как репрессивный механизм, выполняющий волю властных структур. По своему цинизму и иезуитству нынешняя ситуация не имеет себе равных даже в нашем авторитарном и тоталитарном прошлом.

Тем не менее, для непредвзятого взгляда политические цели данного "уголовного" дела прозрачны:

ü        обеспечение господства новой силовой олигархии, а отнюдь не государства, как это декларируется;

ü        недопущение возникновения в России глобальных корпораций, появление которых ужесточит контроль над бюрократией, в частности, ограничит возможности произвола по отношению к бизнесу, и, следовательно, по отношению к другим элементам структуры гражданского общества, в том числе, к прессе и политическим объединениям;

ü        освобождение бюрократии от какого бы то ни было контроля со стороны общества (в виде последней и наиболее влиятельной его части – крупного бизнеса);

ü        отвлечение растущего общественного раздражения от ошибок в деятельности государства и его переключение на удобную мишень – крупных собственников (иначе говоря, манипуляции общественным сознанием);

ü        недопущение разворота общественного мнения в пользу приятия крупного бизнеса как важной и необходимой, эффективной составляющей в экономической системе страны; так как такие перемены в настроениях общества лишат бюрократию возможности заниматься вымогательством и грабежом бизнеса и вынудят ее начать работать на благо страны;

ü        запугивание потенциально недовольных, закрепление в обществе созданной к моменту начала "дела ЮКОСа" атмосферы страха.

Нельзя не отметить и того, что изменения уголовного законодательства, приведение его норм в соответствие с международными, привело к исчезновению статей, по которым было возможно преследовать людей за их убеждения. Поэтому в настоящее время появилось много процессов, уголовный характер которых является лишь ширмой для преследования по политическим основаниям. Именно таковым является, на наш взгляд, процесс по "делу ЮКОСа". По нашему мнению, долг общественности, как российской, так и международной, проливать свет на истинную подоплеку таких процессов, отстаивать права их фигурантов и тем самым способствовать приведению в соответствие с цивилизованными нормами не только теории, но и практики российского правосудия. Эти действия помогут создать и закрепить новые традиции, которые будут соответствовать не только букве, но и духу законности, что, в свою очередь, сведет к минимуму возможность попрания государственными механизмами  прав гражданина, сделает их действительно неотъемлемыми. Признание "Международной Амнистией" Михаила Ходорковского и Платона Лебедева политическими заключенными стало бы важным и эффективным шагом и на пути формирования здоровых общественных тенденций в нашей стране, и для помощи непосредственно Михаилу Ходорковскому и Платону Лебедеву, ставшими жертвами тенденциозно действующей судебной системы.

 

 

 

 

 

2. Правозащитная деятельность Михаила Ходорковского

По определению "Международной Амнистии", политическим заключенным является любой заключенный, дело которого содержит значительный политический, понимаемый в широком смысле слова, элемент: либо мотивы действий заключенного, либо сами эти действия, либо мотивацию властей.

А французское отделение "Международной Амнистии" подчеркивает, что особенно нуждаются в защите со стороны международных правозащитных организаций те общественные деятели, которые

ü        учат граждан своим правам;

ü        поддерживают жертв, чьи права нарушаются.

 

В случае Михаила Ходорковского, для нас абсолютно очевидно, что преследования, которым он подвергается, могут быть связаны в том числе и с деятельностью его фонда "Открытая Россия" в области правового образования граждан и построения гражданского общества.

Следует заметить, что в современном политическом контексте, характеризующемся стремлением власти контролировать все аспекты общественной жизни, общее направление деятельности фонда Открытая Россия, его "идеологическую установку", ориентированную на повышение прозрачности всех уровней власти, общественного сознания и самостоятельности граждан, можно расценить как оппозиционную (а, возможно, даже провокационную, по мнению некоторых сотрудников президентской администрации). Показательно, что само название фонда явным образом перекликается с именем фонда "Открытое общество", основатель которого, Джордж Сорос – ученик и последователь философа и теоретика демократии Карл Поппер.

Среди самых крупных проектов фонда Открытая Россия в качестве иллюстрации можно выделить следующие:

 

"Клуб региональной журналистики"

Цель этой программы – обеспечить плюрализм мнений и повысить уровень профессионализма в сфере журналистики.

Основными формами работы Клуба являются семинары, информационная поддержка журналистов через сайт www.crj.ru, телефонные и онлайновые пресс-конференции, а также выездные мероприятия. На семинары, освещающие социально-экономические темы, приглашаются журналисты из всех регионов России (до 60 человек ежемесячно). Им предоставляется возможность общения с ведущими российскими экономистами, бизнесменами, экспертами и чиновниками.

Таким образом, через повышение квалификации региональных журналистов, фонд "Открытая Россия" сопротивляется попытке государства установить полный контроль над СМИ (см. репрессивные действия по отношению к каналам НТВ и ТВ-6), ограничить информационное поле, возвратить цензуру и пропаганду.

 

"Школа публичной политики"

Замысел проекта заключается в том, чтобы новое поколение лидеров получило доступ к знаниям, технологиям и информации, которые необходимы им в повседневной работе, расширило круг общения, привлекло как можно больше людей с лидерскими качествами.

Практически общепризнанно, что низкий уровень демократической культуры в России негативно сказывается на политической жизни страны. Об этом прямо свидетельствует заявление президента Путина о том, что российская политическая система "не соответствует состоянию и уровню развития общества".

В оценке ситуации позиции Михаила Ходорковского и Владимира Путина сходятся, но они радикально расходятся в том, что касается выводов и последующих действий. Михаил Ходорковский сделал выбор в пользу просвещения общества, повышения квалификации и ответственности всех участников политического процесса – и, в первую очередь, гражданина-избирателя –  в пользу, в конце концов, доверия к своим согражданам. Это явно не соответствовало президентскому проекту построения "вертикали власти", который на деле обернулся урезанием гражданских свобод, концентрацией власти в руках не обязанных отчитываться перед населением чиновников, и стал, по сути, планом отстранения граждан от политического процесса.

 

Программа "Помоги советом"

По идее инициаторов проекта, центры "Помоги советом" должны стать одновременно и общественными приемными, и диспетчерскими службами, и информационно-справочными ресурсами. Главными сотрудниками Центра станут добровольцы различных общественных организаций. Цель программы – создать формат, позволяющий сделать стихийные инициативы взаимопомощи более эффективными, и, таким образом, ограничить зависимость населения от чиновников. Эта задача вытекает из взглядов Михаила Ходорковского на то, какими должны быть пути развития российского гражданского общества: "институты гражданского общества должны, по преимуществу, создаваться снизу, людьми, объединяющимися для защиты своих законных интересов".

 

Программа "Либеральное наследие"

Цель этой программы – противостоять все еще сильному в России искушению общественного сознания тоталитарной моделью путем популяризации научных знаний по истории либерализма в России. При этом особое внимание уделяется изучению именно русской либеральной мысли, с целью опровергнуть распространенное представление о либерализме как об импортном продукте, не пригодном для употребления в России и навязываемом ей Западом.

"Восстановление памяти о русских либеральных деятелях прошлого, возвращение в отечество единственной, еще не исчерпавшей себя политической традиции, преодоление исторического пессимизма и социального равнодушия людей, – главная задача реализуемого "Открытой Россией" проекта "Наше либеральное наследие".

 

Детские и образовательные программы

Молодежных проектов у "Открытой России" особенно много, это, можно сказать, основное направление работы фонда. Все они ориентированы на воспитание поколений образованных, успешных и разделяющих ценности демократии, свободы и ответственности молодых людей. Проект "Новая цивилизация", например, представляет собой игровую модель демократического государства, в которой дети сами распределяют между собой функции различных общественных институтов – президента, правительства, парламента, суда, бизнеса, некоммерческих организаций…

А основанная фондом "Открытая Россия" Российская ассоциация навигаторов/скаутов (РАН/С) признана Всемирным Скаутским Комитетом в качестве Национальной скаутской организации России.

 

Программы "Произвол в законе" и "Общественный вердикт"

Это правозащитные по содержанию программы фонда "Открытая Россия".

Программа "Произвол в законе" – конкурс журналистских работ о нарушениях прав человека и гражданина. Основная цель конкурса –  привлечь внимание общественности и должностных лиц государства к масштабу и остроте проблемы, к фактам грубейшего и систематического нарушения прав человека, часто происходящих при полном попустительстве, а то и при прямом содействии и даже инициативе государственных органов.

Программа "Общественный вердикт" – масштабная программа по защите прав человека, которая ведется фондом "Открытая Россия" в сотрудничестве с другими правозащитными ассоциациями (такими как "Мемориал", "Московская Хельсинкская группа"). Фонд "Общественный вердикт" оказывает правовую и информационную поддержку по защите и восстановлению прав, нарушенных правоохранительными органами. На такую помощь со стороны фонда могут рассчитывать граждане России, иностранцы и лица без гражданства, негосударственные организации, СМИ и их работники, государственные служащие, в том числе и работники правоохранительных органов, военнослужащие. Фонд готов оказать поддержку хозяйствующим субъектам, предпринимателям, сотрудникам некоммерческих организаций и членам политических партий.

Фонд "Общественный вердикт"

ü        сотрудничает с региональными партнерскими организациями в сфере защиты права человека от нарушений со стороны правоохранительных органов и иных государственных структур;

ü        содействует деятельности правозащитных организаций;

ü        проводит общественные расследования случаев нарушения прав человека и публикует их результаты;

ü        информирует общественность о ситуации с правами человека в России;

ü        изучает общественное мнение жителей России по вопросам защиты прав человека.

При фонде работает круглосуточная горячая линия, по которой граждане, считающие, что их права нарушаются, могут получить бесплатные квалифицированные консультации.

22 ноября 2004 года, выступая перед бразильскими журналистами, президент России Владимир Путин впервые прямо упомянул суд над Михаилом Ходорковским. Он заявил, что дело Ходорковского не политическое, поскольку Михаил Ходорковский никогда не занимался политикой. "Он никогда не был депутатом Госдумы, не был членом какой-то партии, не возглавлял какое-либо политическое движение". Эта попытка предупредить обвинения в политическом преследовании одного из своих оппонентов выглядит одновременно агрессивной и беспомощной. Она лишь свидетельствует о глубоком непонимании или сознательном искажении российской властью настоящего значения понятия "политика", что в прямом смысле означает "участие в жизни полиса (города, государства)".

В общественную жизнь своей страны Михаил Ходорковский, как мы видим, вносит огромный вклад. Через фонд "Открытая Россия" он начал глубинную работу по изменению российского общественного сознания. Вся деятельность "Открытой России" – это попытка доказать тщетность мифа о том, что Россия по определению не может быть демократической, европейской страной. Миф, который охотно используют и реакционная часть сегодняшней русской политической верхушки, и ненавистники России на за ее пределами. Деятельность "Открытой России" – это своего рода революция, но революция в умах и сердцах, революция, не только не предполагающая насильственных методов, но, напротив, работающая на недопущение самой возможности таковых.

В этой связи хочется заметить, что сами обстоятельства ареста Михаила Ходорковского 25 октября в Новосибирском аэропорту носят зловещий и по-своему символический характер. Арест произошел как раз на пике общественной активности Михаила Ходорковского. Накануне, 24 октября, он выступал в Нижнем Новгороде на встрече с неправительственными организациями "Российский форум 2003". 25 октября он должен был принимать непосредственное участие в семинаре "Школы публичной политики" и выступить с докладом "Значение и роль бизнеса в формировании открытого общества". Доклад не состоялся – в 5 ч. утра, при посадке на дозаправку в аэропорту Новосибирска самолет М. Ходорковского был окружен автобусами с вооруженными спецназовцами. Ими был произведен арест М. Ходорковского, который по форме больше напоминал вооруженный захват до зубов вооруженного противника.

О том, что деятельность фонда "Открытая Россия" играет немаловажную роль в судебном преследовании Михаила Ходорковского, свидетельствует еще один факт. 14 января, вскоре после публикации статьи Михаила Ходорковского, в которой он пишет, что разрушение ЮКОСа является для него дополнительным поводом впредь посвятить себя общественной работе, Генеральная Прокуратура добавила в его дело новую статью обвинения (легализация доходов, приобретенных незаконным путем). Это обвинение может послужить легальным основанием для закрытия фонда "Открытая Россия".

 

 

 

 

 

3. Факты нарушений правовых норм, допущенных в ходе процесса над Михаилом Ходорковским и Платоном Лебедевым

Прежде чем перечислять факты нарушений правовых норм, допущенных в ходе процесса над гг. Ходорковским и Лебедевым, обратим Ваше внимание на несостоятельность основного обвинения, выдвинутого против подсудимых – в организации мошеннических схем для уклонения от уплаты налогов.

В рассматриваемый судом период времени (1999-2000 гг.) юридическим лицам было можно расплачиваться с бюджетом в неденежной форме, в частности векселями, что и практиковал ЮКОС. Это допускали ведомственные письма МНС (Министерства по налогам и сборам) России. Существовавшие тогда методы проверки юридических лиц были жестко регламентированы законодательством, и вольно трактовать их нельзя. А с этой вольной трактовкой мы столкнулись в экспертных заключениях, которые получила Генеральная Прокуратура РФ путем привлечения своих внештатных экспертов.

Также считаем важным подчеркнуть, что, согласно ст. 57 Конституции РФ, "законы, устанавливающие новые налоги... обратной силы не имеют". А в данном случае мы видим пересмотр норм закона.

Из вышесказанного мы делаем вывод, что в материалах "дела ЮКОСа" отсутствуют данные о преступном характере действий обвиняемых.

Кроме того, производство по еще одному уголовному делу – о предполагаемом хищении акций АО "Апатит"– суд обязан был прекратить еще в июле 2004 г. В этом месяце истек десятилетний срок давности по данном обвинению. Между тем Мещанский районный суд г. Москвы незаконно продолжает разбирательство "дела "Апатита".

 

Теперь о правонарушениях, допущенных судом в течение нескольких последних месяцев.

1) Платон Лебедев по-прежнему содержится в СИЗО №77-1. Между тем он серьезно болен, что неоднократно подтверждалось авторитетными российскими и зарубежными медицинскими экспертами. Последнее заключение консилиума врачей следственного изолятора о тяжелом состоянии здоровья г-на Лебедева датируется 2 марта 2004 г. С тех пор прошел почти год, в течение которого обвиняемый не получал должное лечение. В результате этого здоровье заключенного не могло не ухудшиться. Были случаи, когда г-ну Лебедеву становилось плохо непосредственно на судебном заседании, но, несмотря на это, его не госпитализировали. Нынешнее положение г-на Лебедева очень напоминает незаконное давление на подсудимого, его физическое и моральное истязание.

На неоднократные требования защиты заменить Платону Лебедеву меру пресечения на любую другую, не связанную заключением в СИЗО, Мещанский районный и Московский городской суды неизменно отвечают отказом. Данное решение мотивируется тем, что Лебедев, оказавшись на свободе, якобы может оказывать давление на свидетелей или скрыться от правосудия за границей. Однако никаких доказательств, подтверждающих обоснованность подобных подозрений, суд не приводит, хотя обязан это делать. О давлении на свидетелей со стороны г-на Лебедева говорить тем более странно, что в настоящее время в суде выступают свидетели защиты и обвиняемый заинтересован в том, чтобы они имели возможность дать суду показания.

Возможность для заключенного пройти курс лечения в медицинских учреждениях, если того требует состояние его здоровья, закреплена в законодательстве и нормативно-правовых актах. Под угрозу ставится право на жизнь Платона Лебедева, а оно гарантировано Конституцией РФ и защищено Европейской Конвенцией о защите прав человека и основных свобод.

2) Также суд по-прежнему отказывается изменить меру пресечения Михаилу Ходорковскому. Между тем, по с российскому законодательству, обвиняемые в экономических преступлениях, не связанных с насилием над личностью, обычно не помещаются в СИЗО.

3) На потенциальных свидетелей защиты оказывается жесткое психологическое давление со стороны Генеральной Прокуратуры РФ.

Хотя следствие по "делу ЮКОСа" давно завершено и оно разбирается в суде, Генеральная Прокуратура РФ незаконно продолжает вызвать на допросы потенциальных свидетелей защиты – сотрудников, в том числе рядовых, и юристов нефтяной компании. Заранее предъявить их список на суде потребовал государственный обвинитель Дмитрий Шохин. Незаконное требование прокурора поддержала председательствующая судья Ирина Колесникова.

Кроме того, в офисах и квартирах адвокатов и сотрудников ЮКОСа регулярно (даже по ночам) проводятся обыски и изъятия документов.

Из-за этого многие свидетели защиты были вынуждены уехать из России. Многим предъявили невероятные обвинения, некоторых посадили в СИЗО. Так, заместитель начальника правового управления ЮКОСа Светлана Бахмина была заключена под стражу 7 декабря 2004 г. после восьмичасового допроса, закончившегося сердечным приступом. Ей было предъявлено обвинение в соучастии в экономическом преступлении в 1997 – 98 гг. Очевидно, что подозрение в совершении подобного деяния никак не должно быть основанием для крайней меры пресечения. Не менее надуманными выглядят и подозрения, будто Бахмина способна угрожать свидетелям или скрыться за границей. Стоит добавить, что Бахмина – мать двоих маленьких детей трех с половиной и семи лет.

Мы уверены, что подобные противоправные действия в отношении свидетелей защиты и юристов ЮКОСа имеют единственную цель – оказать на них давление, вынудить дать показания против гг. Ходорковского и Лебедева.

4) В январе 2005 г. стало известно, что в отношении Михаила Ходорковского и Платона Лебедева Генеральной Прокуратурой РФ ведется следствие по новому уголовному делу – об "отмывании" денег (ст. 174.1, ч. 3 УК РФ). Между тем для предъявления обвинения по вышеупомянутой статье необходимо, чтобы средства, которые подсудимые "отмывали", были признаны преступно нажитыми вступившим в силу приговором суда. Кроме того, новое расследование в отношении Ходорковского и Лебедева начато Генпрокуратурой еще 2 декабря 2004 г. А согласно Европейской конвенции и российскому уголовно-процессуальному законодательству, подозреваемые имеют право узнавать о подобных фактах незамедлительно.

Сделать перерыв в слушаниях, чтобы подсудимые могли осуществить свое право на защиту по новому обвинению, суд отказался.

5) Во время судебного разбирательства нередко ущемляется гласность. Под предлогом того, что зал судебных заседаний слишком мал, охрана ограничивает доступ на слушания представителей общественности.

 

Подводя итог вышеизложенному, мы делаем вывод о том, что нарушения правовых норм, допущенные в ходе процесса над Михаилом Ходорковским и Платоном Лебедевым, возможны только при так называемом "басманном" правосудии.

 

 

 

 

 

4. Значимость процесса для всего российского общества

О катастрофичности экономических последствий "дела ЮКОСа" для России сходятся во мнении большинство экспертов. Их доводы можно сгруппировать по следующим основным пунктам:

ü        дискредитация России как цивилизованной и привлекательной для инвестиций страны;

ü        резкое – более чем в пять раз –  ускорение бегства капитала (за год до начала атаки на ЮКОС оно составляло 2,2 млрд. долл., а через год после, в несравнимо более благоприятных условиях – 11, 6 млрд. долл.);

ü        изменение характера российского бизнеса (замещение легальных капиталов "черными": во П квартале 2004 года отток первых в размере 2,5 млрд. долл. впервые за все 10 лет наблюдений сопровождался притоком вторых в размере 1, 4 млрд.долл.).

Но мы приводим эти данные только для того, чтобы показать, как разрушение компании и преследование ее акционеров и руководителе скажется на обществе в целом.

Самое опасное из возможных последствий дела ЮКОСа – эволюция общества в сторону эскалации коррупции и "теневых" отношений бизнеса с государством, возникновение своего рода "общественного договора" между властями и предпринимателями. У властей появляются новые партнеры – "кураторы" бизнеса из части силовых структур и коррумпированной бюрократии, позиционирующиеся как "лояльные бизнесмены". Содержание договора: "кураторы" предоставляют свои услуги власти, а власть взамен не мешает "кураторам". Не мешает даже тогда, когда прессинг бизнеса явно затрагивает российскую экономику на макроуровне. Так что, простите за пафос, Ходорковский сегодня защищает не один ЮКОС, он защищает Россию. Победит Ходорковский, власть вынуждена будет с российским бизнесом сотрудничать, волей-неволей устанавливая здоровый баланс между бизнесом, государством и обществом в целом. Победят "кураторы", с бизнесом в стране будет покончено. Процесс дележа бесконечен, а ресурсы России ограничены. Ограничено и время жизни инфраструктуры, унаследованной от развалившегося СССР. Так что, в случае победы сейчас "кураторов", лет через десять о России как едином государстве можно будет забыть. Форма конфликтов, которые возникнут в этом случае на территории России, скорее всего будет такова, что понятия демократических свобод, прав человека потеряют всякий смысл для ее граждан, а уж практическое их воплощение на долгие десятилетия останется полной утопией. В связи с такими перспективами отсутствие независимого финансирования образования, торпедирование любой благотворительной деятельности на первый взгляд покажутся уже не столь крупными потерями, хотя важность этой деятельности для состояния и развития гражданского общества, и для недопущения глобального его кризиса, трудно переоценить. Общеизвестны истины о том, что именно качественное, идеологически неангажированное образование является необходимым условием для формирования прослойки независимо мыслящих людей, что сводит к минимуму возможности манипулирования сознанием общества. Именно образование является залогом существования корпуса компетентных специалистов во всех отраслях экономики, науки и общества в целом следовательно, состояние образования прямо и непосредственно влияет на состояние общества и его перспективы. Насильственно прекращенное сотрудничество компании ЮКОС с Российским Государственным Гуманитарным Университетом, которое было рассчитано на 10 лет и предполагало превращение РГГУ в один из ведущих по уровню обучения гуманитарных вузов в мире, говорит о нежелании власти дать возможность развиваться независимому гуманитарному знанию, о пренебрежении ею потребностями общества в этой области. Репрессивные действия по отношению к "Открытой России", просветительская, образовательная и благотворительная деятельность которой финансировалась акционерами компании ЮКОС, также выдает крайнее нежелание нынешнего руководства страны позитивных изменений в общественном климате.

Поддержка видимости правосудия, несоответствия духа "букве" укрепит массовую психологию двоемыслия, отсутствие доверия и к судебной власти, и к государству как таковому, что приведет к полной деморализации и деградации общественного сознания и, как следствие этого, к нестабильности и непредсказуемости общественного развития. В такой атмосфере невозможно не только соблюдение основных прав человека, но даже разговор о них потеряет смысл.

Мы выражаем надежду, что наши доводы помогут уважаемой "Международной Амнистии" принять решение, которое послужит достойному разрешению этой ситуации и выходу нашей страны из того кризиса, к которому ее привели нецивилизованные методы политического противоборства, примененные действующей властью.