Представителям организации «Международная Амнистия» в России
А/Я 212
119019 Москва

Уважаемые дамы и господа!

В дни, когда мы пишем вам это письмо, организация МА отмечает своё сорокапятилетие. За без малого полвека своего существования МА сумела эффективно осуществить миссию, которую она сама же себе определила – защиты свободы слова и мнения, защиты политзаключенных и узников совести. Став мощной и влиятельной организацией, МА решила включить в сферу своей деятельности борьбу за соблюдение всех основных прав человека. Тем не менее, защита политзаключенных не должна отходить на второй план. Ведь правозащитных, гуманитарных и благотворительных организаций в мире немало, но для политзаключенных МА остается главной надеждой и опорой.

Начатая в 2002 году кампания МА в РФ гласила: «справедливость для всех». С этим лозунгом можно только согласиться. Однако события последних трех лет показали, что эта цель отнюдь не достигнута, и что в РФ, по сути, существует особая категория граждан, для которых применяется особое, исключительное правосудие. Под эту категорию подпадают сотрудники, руководители и акционеры (уже бывшие) опальной нефтяной компании «ЮКОС». Причина преследования этих людей – политическая. После ознакомления с обстоятельствами т.н. дела ЮКОСа в этом не сомневается никто – ни западные обозреватели, ни докладчики ПАСЕ, ни бывшие советские политзаключенные, которые прекрасно помнят, как на инакомыслящих в СССР заводили уголовные дела, в том числе – с экономической составляющей. В этом почему-то сомневается одна лишь МА, которая упорно, вопреки всем ее собственным стандартам и определениям, отказывается признать Михаила Ходорковского политзаключенным.

О политической подоплеке «дела ЮКОСа» мы вам уже писали. Последние события всего лишь отчетливее выразили политический и заказной характер преследований, которым подвергаются экс-глава ЮКОСа и его коллеги.
Процесс над Михаилом Ходорковским и Платоном Лебедевым закончился. Оба приговорены к восьми годам заключения. Несмотря на то, что адвокатам дали возможность свободно выступать в суде, вердикт оного почти дословно повторяет текст обвинительного заключения, включая опечатки. Это означает, что подсудимые фактически лишились права на защиту, функция которой оказалась чисто декоративной.
Более того, вынесение такого вердикта стало возможным только благодаря тому, что к подсудимым применили законы, которые не существовали в то время, когда подсудимые осуществляли коммерческую деятельность, которую сейчас считают криминальной. Это противоречит как международной практике правосудия, так и российскому законодательству. Таким образом Михаил Ходорковский и Платон Лебедев осуждены за несуществующие преступления! Очень важно осознать, что для того, чтобы руководителей компании и других её сотрудников «подвести под статью» и тем самым выполнить политический заказ, самим судьям пришлось нарушить закон.

Процедура рассмотрения кассационной жалобы была проделана с немыслимой скоростью (450 томов дела Ходорковского, 6500 протоколов заседаний Мещанского суда и 700 страниц кассационных жалоб были прочитаны и рассмотрены в Мосгорсуде за один световой день), единственной целью этих титанических усилий было лишение Михаила Ходорковского возможности баллотироваться в Мосгордуму. Это не дало бы ему неприкосновенности, но предоставило бы политическую трибуну, чего, видимо, больше всего и опасались.

Этапирование Ходорковского и Лебедева в крайне отдаленные от Москвы колонии противоречит российскому УК, гласящему, что заключенные должны отбывать наказание в том субъекте Федерации, в котором они либо были осуждены, либо постоянно проживают. Оба постоянно проживают в Москве, там же были осуждены, но, тем не менее, Лебедева отправили за Полярный круг, а Ходорковского - за 6000 километров от дома. Нельзя забывать, что при этом еще нарушаются права семей и наказываются ни в чем неповинные дети и пожилые родители осужденных.
Единственная цель выбора столь отдаленных мест заключения – не исполнение назначенного наказания, а создание вокруг бывших руководителей Юкоса полной информационной блокады, которая позволяет оказывать давление на них без какого-либо контроля со стороны общественности. Именно это и происходит – Михаила Ходорковского то и дело сажают в карцер за выдуманные «проступки», против него постоянно устраиваются провокации, вплоть до физической агрессии.
И в довершение всего была ликвидирована основанная Михаилом Ходорковским НКО «Открытая Россия», сферой деятельности которой были образование, защита свободы прессы и защита прав человека.

Уважаемые дамы и господа, ведь из вашей многолетней практики вам прекрасно известно, что с действительно экономическими преступлениями так не борются. Нигде не восстанавливают законность путем многочисленных нарушений закона, не говоря уже о его избирательном применении. Беспрецедентное и жестокое давление, которому продолжает подвергаться Михаил Ходорковский даже после вынесения приговора, в лагере, наглядно показывает, что речь идет не о том, чтобы справедливо наказать преступника, а о том, чтобы любым способом сломить личность человека, в котором власть продолжает видеть сильного оппонента.

В условиях практически полного контроля над СМИ и постепенного закрытия общественных организаций, ответственность за соблюдение прав российских политзаключенных переходит к международной общественности. Забыть о них, отвернуться, означает приговорить их к дальнейшим пыткам, может быть - к гибели.
Мы уверены, что немалой части этих незаслуженных страданий можно было бы избежать, если бы международная общественность вместо того, чтобы стыдливо закрывать глаза на происходящее, решилась назвать вещи своими именами, а именно – политическим преследованием.
Мы уверены, что жестокости и несправедливость будут продолжаться и дальше, если международная общественность во главе с МА не займет четкую и принципиальную позицию по этому делу. Это, в конце концов, ее непосредственный долг.

Поэтому мы настоятельно просим вас - безоговорочно признать МБХ политзаключенным; - организовать срочную акцию с целью потребовать немедленного перевода МБХ и ПЛЛ в Московскую область согласно действующему российскому УК, так как их пребывание в столь отдаленных местах лишения свободы несет настоящую угрозу их жизни; - потребовать пересмотра дела в ходе беспристрастного суда и освобождения из под стражи на время судебного разбирательства; - потребовать новых, беспристрастных и непредвзятых судебных разбирательств по всем уголовным делам, открытым в рамках и в связи с "делом ЮКОСа".

С надеждой на понимание,

Группа СОВЕСТЬ